АЛЬБЕРТ ФЕЛЬДМАН

«В нынешнем мире нельзя топтаться на месте, нужно идти вперед»

АЛЬБЕРТ ФЕЛЬДМАН

Директор Украино-израильского Института стратегических исследований имени Голды Меир, художник, общественный деятель, доктор психологии Альберт Фельдман – о том, как Украина может и должна использовать опыт Израиля, а также о творчестве, ценностях и будущем.

Альберт Александрович, вы художник, директор Украино-израильского Института стратегических исследований им. Голды Меир, доктор психологии, политический обозреватель, журналист, писатель, общественный деятель, лектор. Кого в вас больше и какая из перечисленных отраслей вам ближе всего?
Мне ближе всего моя позиция художника и творческого человека, который может реализовать идеи, обратиться к миру, дать ощущение того, что во мне лежит. Так я самовыражаюсь.

Что приводило и приводит вас в такие разные отрасли: живой интерес или амбиции?
Жизнь, судьба, случай. Я занимаюсь тем, что мне интересно, и пытаюсь успеть за своими интересами. Если вы внимательно посмотрите мое резюме, то увидите, в основном, менеджмент разных проектов. Я мог бы заниматься менеджментом медицинских проектов, но сегодня пока нет достаточного количества структур в медицинской сфере, которые можно обозначить, как успешные и всеобъемлющие. Поэтому я занимаюсь другими направлениями, которые дают возможность мне реализоваться в качестве мецената и филантропа, помогать общественным проектам, которые, на мой взгляд, важны для Украины и не только.

А как вам удается совмещать творчество и менеджмент?
Я считаю, что менеджмент и есть творчество. К примеру, когда вы занимаетесь живописью, вы изливаете свое видение, эмоции на холст. В менеджменте, который тоже в определенной степени творчество, вы строите систему, микромир, который должен жить для вас, для мира, для тех, кого вы в этот проект включаете. Представьте себе, что вы пишите картину, на этой картине вы должны изобразить персонажей, они должны жить в определенном мире, как и литературные герои в романе. То же происходит в менеджерском проекте. Отличие лишь в том, что это реальные люди, с ними интереснее, но всегда сложнее.

Два года вы возглавляете Украино-израильский Институт стратегических исследований им. Голды Меир. Расскажите о ваших задачах на этой должности.
Знаете, Институт – это такой механизм, который позволил соединить благотворительные, филантропические проекты, нужные Украине. Мне хочется, чтобы мы помогали в их реализации с помощью израильского опыта, моих связей, возможностей.

Есть ли поддержка официальных властей в этом процессе?
Официальные власти немножко устали от постоянных инновационных предложений из-за рубежа. После Революции достоинства было ощущение, что Украина, как губка, впитывает зарубежный опыт и готова реализовать все начинания. Затем прошло некое отрезвление, стало понятно то, о чем я всегда, собственно, говорил: Украина – самобытная, своеобразная страна, и не все здесь может прижиться. Прямое копирование форматов зарубежных государств привело  к новым проблемам, а впоследствии и к остыванию энтузиазма. Сейчас государственные чиновники высшего уровня трезво, а иногда и скептически относятся к разного рода предложениям. Но это не значит, что Украина полностью отказывается от поддержки. Если формулировать четко и ясно тот или иной проект, его подхватывают, не мешают, что тоже очень важно. Я уверен, что должен развиваться третий сектор – неформальные, благотворительные, общественные организации. Я пропагандирую контакты внутри этого сектора и думаю, что они способны привести к более интересным взаимосвязям в дальнейшем.
Мы молодая институция, мы готовы помогать, поддерживать все проекты, которые нуждаются в израильском опыте, в продвижении на Запад. Мы готовы к активному широкому взаимодействию и усилению, в первую очередь, третьего сектора.

Расскажите о ваших жизненных и бизнес-принципах...
Я хотел бы выступать прежде всего, как человек творческий. Все остальное – вещи, которые помогают мне реализовать творчество.
Мой главный принцип: нужно заниматься своим делом, нужно глубже копать и дальше смотреть. Нужно уметь мечтать. Самая главная проблема в Украине – это неготовность мечтать, страх новых идей, которые в итоге всегда приводят к переосмыслению. Если бы Израиль не мечтал о невозможном, он бы не стал одной из самых прогрессивных стран мира.

Вы, как дипломированный психолог, член международной академии несомненно разбираетесь в людях. Что вас до сих пор удивляет, что вы не прощаете?
Удивляет готовность постоянно наступать на одни и те же грабли, быть очень доверчивыми и одновременно приземленными.
Я готов прощать все, но это вопрос перевоспитания человека. Мне очень тяжело вернутся к нормальным отношениям с тем, кто меня предал или с кем у меня возникли разногласия. Человек очень сложное создание. Многие находят выход в виртуальной жизни, я не хочу жить в виртуальной жизни, я хочу жить в реальной и поэтому стараюсь прощать.

На что вы закрываете глаза?
На очень многое приходится закрывать глаза, не говорить в лицо то, что хочется сказать. Я считаю себя дипломатом, не по профессии, а по стилю и сути. Я психолог и социолог, мне хотелось бы относиться к людям позитивно. Поэтому не скажу, что есть что-то, что я не готов воспринимать и простить.

А как вы смотрите на правду, сказанную в глаза?
Правду в глаза не всегда нужно говорить, но я и не сторонник лжи во спасение. В социуме нужно искать хорошие качества, превозносить их и показывать, насколько они превалируют над плохими. А тут очень мало возможностей для правды в глаза. Правда в глаза – это удел мизантропов и желчных людей.

Вы общаетесь с многими влиятельными людьми. Знакомством с кем гордитесь и кого хотели бы пригласить в свои телепрограммы?
В Украине, в мире, вокруг меня много интересных людей, интереснее чем я сам. Многие, кого я знаю, меня искренне восхищают, но это не значит, что я должен называть их фамилии.
Более того, люди меняются: кем-то поначалу восхищаешься, а потом видишь, как человек себя ведет, и думаешь – может ты обольщался, может, человек ушел в другую сторону. У меня нет кумиров. Как говорится, не сотвори себе кумира, а сотвори себе человека, с которым можешь разговаривать, своего визави.

Что для вас является самым большим искушением?
Это сама жизнь. Очень хочется много всего успеть, сделать, создать то, что будет интересно другим – это и является главным искушением: как удержать интерес окружающих к своим идеям и проектам. 

Ваше главное увлечение –  живопись. Что вас побудило стать художником? Как искали свой стиль и технику?
Я еще не нашел свой стиль. Я занимаюсь творчеством в самых разных стилях, придумываю свои авторские техники, и ряд моих работ вообще необычны с точки зрения воплощения. У них есть, кроме творчества, еще и технологическая составляющая, поэтому я в поиске. Мне нравится и импрессионизм, и более натуралистическая манера изображения, и абстракция. Когда ты творишь не для продажи, можешь творить, как тебе хочется.
Почему я стал художником?..  Скорее всего, потому что пытался создать и реализовать некий супермаркет своих мыслей. Я начал реализовывать это на холстах. Мне было интересно. Плюс добавилось мое увлечение изотропией, которое очень тесно связано с реабилитацией пациентов психоневрологических диспансеров, людей, которые страдают посттравматическим синдромом, и это тоже достаточно интересная вещь. Воспринимая себя, как пациента для самого себя, я начал вскрывать на холсте свои комплексы, фантазии, зажимы, увлекся этим, стал учиться. Мне кажется, у меня стало получаться и, наверное, стало кому-то нужным.

Наверняка есть любимая работа или серия  – какая и почему?
Я очень люблю еврейскую серию, и, если бы она была более востребована, я бы занимался в основном ею. В Украине, в Восточной Европе существовал целый идиш-ленд – маленькие города, в которых жили евреи. В XX веке эту «цивилизацию»стерли, словно ластиком. Я сегодня изо всех сил пытаюсь в меру своих возможностей воссоздать ее в своих картинах…

Что хотите написать, но пока не решаетесь?
Хочу написать о том, как будут взаимодействовать люди и роботы. Еще чуть-чуть, и мир будет заполнен ими, и одна из моих следующих серий будет посвящена именно психологии будущего.

Вы меценат, который поддерживает множество инициатив. А кто поддерживает вас, кто ваш тыл?
Моя семья. Она разбросана – в Израиле, в США, но дружная.

Вы производите впечатление рыцаря без страха и упрека, есть что-то чего вы боитесь?
Это ошибочное впечатление: рыцарство и евреи – несовместимые понятия. Евреи должны нести знание миру, и я тоже пытаюсь это делать.

Ваши жизненные табу, главные ценности и ваши три главные черты характера.
Не воровать, не предавать и не оскорблять – это табу. Ценности: развивать, все что я могу развивать, созидать, и объяснять. А черты... Мечтательность, сопереживание, толерантность.

За что бы вы себя похвалили?
Мое поколение жило на переломе эпох. Я хвалю себя за то, что живу в том состоянии, в котором живу.

Вынос:
Мой  главный принцип: нужно заниматься своим делом,  нужно глубже  копать  и дальше  смотреть. Нужно  уметь  мечтать.

юрцентр киев
Разработка, продвижение и маркетинг сайта: Digiflow