Юлия Жирова

Школа предпринимательства и лидерства MBA Kids International, международная организация AIESEC, CEO Club Ukraine – неполный перечень компаний, в которых работала Юлия ЖИРОВА. Сейчас все свои силы и энергию она отдает благотворительному фонду Generation+

ЮЛИЯ ЖИРОВА

Юлия, чем конкретно вы сейчас занимаетесь? Совмещаете пост главы Фонда с другими проектами или Фонд теперь основная работа?

Я занимаюсь исключительно тем, что люблю и во что верю. Когда любишь то, что ты делаешь, то нет разницы, сколько времени на часах и какой это день недели. Как правило, я много работаю, от этого обычно страдают другие сферы, но я привыкла к такому ритму. С Generation+ на все стало еще меньше времени, но есть вещи, которые делают меня счастливой и дают возможность открывать в себе различные стороны. Уже четвертый год подряд я преподаю в Школе предпринимательства и лидерства для детей и подростков MBA Kids International. А также играю в театре. Это, конечно, сложно назвать работой, больше хобби.
До этого занималась образовательными событиями для молодежи в международной организации AIESEC, а также была вице-президентом по маркетингу и коммуникациям. Это была волонтерская работа, то есть я работала бесплатно – и так почти четыре года. Чтобы работать бесплатно, параллельно  занималась маркетингом на «классической» работе. К сожалению, так возможно  только в общественном секторе. К сожалению – потому что более мотивированных людей, чем тех, кто работал бесплатно, я ни до того, ни после я не видела.
С 2012 года не работаю в формате с девяти до шести. У меня фобия – ходить в офис и заниматься тем, что ты не любишь. С того же времени занимаюсь организацией образовательных ивентов на фрилансе или временно вхожу под реализацию проекта в компании. Суммарно реализовала более 40 образовательных инициатив. Была идеологом и соучредителем первой в Украине конференции для беременных «У нас будет ребенок». Сейчас проект на паузе. Возможно, вернусь к нему, когда решу стать мамой. Одним из масштабных проектов считаю организацию Европейского конгресса для участников из 35-ти стран мира.
Также работала волонтером в Индии, преподавала в индийских трущобах.

ЮЛИЯ ЖИРОВА

Как пришло предложение возглавить фонд и как отреагировали? Что входит в ваши обязанности?

С директором CEO Club Ukraine Дмитрием Карчуком мы знакомы с тех пор, когда работали вместе в международной организации AIESEC. Это уже почти 10 лет. 2 года назад Дима предложил организовывать конференцию для клуба, я согласилась. А в 2018-м занималась организацией новогоднего корпоратива для CEO Club и несколькими другими ивентами. Тогда и начались обсуждения по созданию фонда. На тот момент у меня уже несколько лет была идея создать детскую школу и была расписана концепция. Об этом знал и Дима. Затем мы обменялись своими идеями с президентом CEO Club Ukraine Сергеем Гайдайчуком, и все закрутилось.
С команды на сегодня у нас есть подрядчик по работе с программой и детьми и бухгалтер. Остальными вопросами занимаюсь самостоятельно.
Учредителями фонда являются два закрытых бизнес-клуба СЕО Club Ukraine и Young Business Club. CEO Club – это 180 лидеров, каждый из которых имеет ресурсы, экспертизу и энергию на изменения в обществе. В клуб постоянно обращаются за помощью, и за 8 лет деятельности было поддержано много полезных инициатив. Около года назад инициативная группа в составе членов CEO Club Ukraine поставили перед собой амбициозную цель – объединить свои усилия и создать проект, который сможет повлиять на целое поколение. Так появился благотворительный фонд Generation+. Группа, которая работала над созданием фонда – Сергей Гайдайчук, Юрий Остапюк, Андрей Козин, Дмитрий Волконский, Иосиф Андрик, Дмитрий Карчук, Юрий Верховод, Максим Корецкий, Александр Почкун, Юрий Пословский, Александр Смирнов.
Мы понимаем, что изменения не делаются за один день, поэтому разработали долгосрочную программу, чтобы на глубинном уровне работать с детьми. Мы решили сфокусироваться на категориях детей, нуждающихся в поддержке. А именно: на детях из приемных семей, детских домов семейного типа, детей из многодетных семей, из семей внутренне перемещенных лиц, имеющих тяжелое финансовое положение, и с детьми, которые воспитываются одним из родителей.
Сейчас это пилотный проект, который будет длиться год, мы отобрали 54 ребенка из Киева и области. Далее в планах найти идеальную концепцию и масштабироваться.

ЮЛИЯ ЖИРОВА

Кто и как поддержал? Как реагировали на Фонд те, к кому вы обращались? Как нарабатывали базу? Как формировали доверие к своей деятельности? Были какие-то преграды в этом и как их преодолевали? Как привлекаете участников?

В инициативной группе фонда 10 человек. Это те люди, которые имеют отношение к созданию проекта, и именно они стали первыми меценатами, теми, кто покрыл 2 этапа программы без посторонней помощи. Для меня они – супергерои, но они не всесильны. Поэтому финансовая поддержка нам нужна.
Я не люблю слово «база» в контексте партнерства. Для меня важен каждый человек, который поддерживает проект лично или от компании, каждому из них я бесконечно благодарна. Я всегда рассказываю детям, что за проектом стоит много людей, которые верят в них, и именно благодаря им деятельность фонда возможна. Дети пишут письма под названием «Друзьям проекта», благодарят и рассказывая о своих впечатлениях. Для меня важно, чтобы люди, которые поддерживают проект, знали, какой результат их участия.
Сейчас большинство людей, которые финансово поддерживают проект,  – это члены CEO Club Ukraine или друзья. Я только начинаю работать над тем, чтобы привлекать средства от других компаний. Недавно мы подключили систему liqpay у нас на сайте и теперь каждый, кто верит в детей, может поддержать проект.

Как и какая именно поддержка подросткам предоставляется? Группа из 54-х – как их отбирали и почему именно 54?

Программа длится год и состоит из следующих блоков: выездные кэмпы, встречи с экспертами, экскурсии на производство, корпоративное наставничество, стажировки, помощь в выборе профессии, неформальное общение и психологическая поддержка. Важная составляющая – работа с психологом. У детей есть возможность пообщаться с психологом и найти ответы на вопросы, которые волнуют.
Мы не знаем, пройдут ли весь путь до конца отобранные дети. Но даже если подросток устроится на работу после нашего проекта или найдет себе наставника или друга, то это повлияет на то, как он потом будет строить свою жизнь.
По отбору мы обращались в социальные службы, размещали информацию в социальных сетях, на профильных сайтах и тому подобное. Обращались в общеобразовательные школы. В мае-июне продолжался отбор в программу. На участие в проекте мы получили более 100 заявок.
Кандидаты были разные: кто-то имел четкое понимание, зачем ему проект, а кого-то подать заявку заставили родители. Для нас важным было и есть личное желание самого ребенка менять себя, работать над собой, действовать и двигаться. В планах было взять только 50 человек, но некоторым кандидатам мы отказать не смогли. Поэтому сегодня нас 54.

ЮЛИЯ ЖИРОВА

По вашим наблюдениям, что больше всего интересует современных подростков и молодежь, какие проблемы типичны и как их следует решать?

Мне кажется, что подросткам часто не хватает безусловной поддержки, свободы в выборе и восприятия их, как личностей. Кстати, я никогда не отношусь к подросткам, как к маленьким, уважаю их личное мнение и даю право на их ошибки.
Для меня доверие в отношениях – основа. В подростковом возрасте принимаются ключевые решения, от которых зависит, как в дальнейшем сложится жизнь. Очень важна поддержка, мотивация для развития, правильное окружение, успешные примеры для подражания.
Даже после наших двухнедельных лагерей я вижу изменения в детях: кто-то становится более уверенным в себе, кто-то «тихий» берет на себя лидерскую роль в критических ситуациях (играх-симуляциях), кто-то ставит новые амбициозные цели... Меня радует, что у нас долгосрочная программа и изменения в детях будут колоссальные.
Люблю наблюдать за партнерами, когда они общаются с детьми. Кто-то совсем серьезный приезжает выступить, а группа тянет его играть в мокрый футбол или вместе обедать в детской столовой. Дети задают вопросы, которых не ждешь, они очень непосредственны. Могут советоваться, как пригласить девочку на свидание, или как лучше выразить свои чувства. И ты, в легком шоке, ищешь удачные советы для таких «кейсов».

Самые интересные или проницательные истории детей с вашего фонда, которые вас впечатлили.

Каждый ребенок – своя история. Меня поражают дети, которые за свою довольно короткую жизнь перенесли много разочарований, измен, боли, но, несмотря на это, они продолжают улыбаться, идти к своим целям, дружить, влюбляться, мечтать. У них есть чему поучиться. Разговоры и время проведенное с ними – вдохновение.
В проекте есть девочка, которая впервые ушла из дома в 12 лет. На вопрос в школе, почему постоянно в синяках отвечает – «упала». Падала она, кстати, часто. Стыдно было признаться, что родители алкоголики. И что бьют тоже стыдно. В 14 она обращается в службу по защите прав несовершеннолетних, потому что «падать» становится труднее. Ее отдают в приют. Ей там не нравится – воспитательницы очень злые и дети тоже. Злые и жестокие. В один день ей звонят и говорят, что у мамы подозрение на рак, а парень, с которым она встречается, говорит, что девочка из детдома ему не нужна. Мир окончательно разваливается, как и все в ее жизни. Она находит выход – бросается под машину, надеясь, что падать больше не придется. Но в жизни на нее другие планы. Она попадает в реабилитационный лагерь, где сначала ни с кем не разговаривает и не ест. Но почему-то там она чувствует себя в безопасности. Впервые за всю свою короткую жизнь. Директор там вызывает доверие, и она решается попросить о маленькой просьбе – не возвращаться больше в приют. На что директор соглашается, решает все вопросы в учреждении и помогает поступить в колледж, на повара. Жизнь налаживается. Она встречает свою любовь, вместе они уже полтора года. Правда, его родители против их отношений, потому что она сирота. Так, диагноз подтвердился, мама весной умерла от рака... Она очень ждала, что мама хоть раз приедет, но попрощаться так и не удалось. Сегодня ей 17, у нее 2 мечты: стать шеф-поваром и чтобы детство быстрее закончилось...

ЮЛИЯ ЖИРОВА

Чем измеряется деятельность Фонда? Каким достижением или проектом больше всего гордитесь?

Есть индикаторы успеха проекта, например, количество детей, которые дошли до конца. С одной стороны – это результат, который четко можно замерить. Но нашей целью не является заставить детей дойти до конца. Мы хотим, чтобы в программе были дети, которые понимают, зачем это им и прикладывают к этому усилия, имеют собственную мотивацию к работе над собой и к изменениям.
При отборе в программу дети проходили психологический тест, в конце года мы проведем новое тестирование, узнаем, насколько состояние ребенка изменилось с начала программы и какие изменения произошли за это время. Некоторые изменения сложно измерить цифрами, но они заметны, и для нас это намного важнее.

На какой стадии работы сейчас Фонд? Над чем будете работать в 2020 году и какие стратегические планы?

Официально Фонду больше полугода, на сегодня у нас один действительный проект. Это Generation+. Мы уже получили предложение на франшизу проекта в других регионах. Но этот год мы работаем исключительно для того, чтобы создать эффективную модель. Отшлифовав и получив результаты, начнем масштабировать проект по стране.

Чему вам лично пришлось учиться в этом новом деле, за какие достижения можете себя похвалить, что до сих пор осваиваете?

Весь опыт, который я получила раньше, сложился в одну картину, созданную из маленьких пазлов. Социальная платформа Generation+ для меня – это совокупность ценностей, миссии и идеального дела.
Из нового – разбираюсь, каким образом работают благотворительные фонды, как отчитываются, кому, юридические особенности при работе с детьми и прочее. Из старого – учусь делегировать и больше спать.
Хвалить себя буду за достижение результатов уже на финале пилотного проекта.

Были моменты, когда опускались руки – чем их «поднимали»?

Переломный момент был задолго до деятельности фонда. Мне всегда нравились социальные инициативы, больше, чем «классическая работа». Но в Украине третий сектор недооценивают, существует стереотип, что он должен быть неоплачиваемый или весьма за скромные гонорары.
Когда я работала в организации AIESEC, у меня не было выходных по полгода – днем ты работаешь на основной работе, а потом до двенадцати меняешь мир к лучшему. У нас даже была такая шутка – «single, because I’am to busy changing the world».
Но я была счастлива, потому что все проекты были действительно важными, которые не являются приоритетными для бизнеса или государства, но они необходимы для развития здорового общества. В одном из проектов, когда у нас не было финансирования и поддержки, у меня возник вопрос: почему я это делаю? зачем я трачу столько времени, здоровья, работая бесплатно, если это никому больше не нужно. Пожалуй, я просто устала, и это подтолкнуло завершить с волонтерством, как полноценной работой, и идти зарабатывать деньги.

О чем вы мечтаете, как руководительница Фонда и просто как женщина?

Я мечтаю создать свою собственную школу. Идеальное место для обучения, в хорошем месте, с интересными, вдохновленными учителями, работой над реальными проектами, интерактивным обучением и где уроки будут начинаться не в 8:30.

Вынос
Социальная платформа Generation+ – для меня это совокупность ценностей, миссии и идеального дела.

этот год мы работаем исключительно для того, чтобы создать эффективную модель. Отшлифовав и получив результаты, начнем масштабировать проект по стране.

юрцентр киев
Разработка, продвижение и маркетинг сайта: Digiflow