Ольга Сумская

О драматических ролях, карантине и начале актерского пути

Актриса, которую знают и дети и взрослые. На протяжении многих лет она появляется на экранах наших телевизоров и является самой известной украинской актрисой. Мы поговорили с Ольгой Сумской о том, как начинался ее путь в кино и театре, а также о том, как она живет в новой реальности, когда из-за карантина пришлось осваивать новые форматы актерского мастерства.

Ольга, вы уже много лет являетесь известной и любимой многими актрисой. Помните ли вы времена, когда все только начиналось как для Украины, так и для Вас лично? Хорошо помню 1990-е годы, когда из советской наша страна стала независимой и самостоятельной. Новая реальность. Времена «перестройки» были нелегкими для людей. Тогда мы были молодыми, полными надежд, поэтому совсем не замечали бытовых трудностей, изменение валюты с рубля на купоны, затем из купонов на гривны. Еще были некие «сберегательные книжки», на которые простые люди откладывали себе деньги в течение определенного времени жизни, и которые потом просто отобрали у миллионов, ничего не объясняя. Наша семья не стала исключением, многие тогда потеряли на этих книгах.

А что касается профессиональной карьеры, какими воспоминаниями поделитесь?
Я тогда только начинала свою карьеру – работала в театре, снималась активно в кино. Было довольно забавно, когда подписывала соглашение о съемках в сериале «Роксолана» в купонах, а по окончании съемок получили гонорар в три раза меньше уже в гривнах. Фактически артисты снимались тогда за мизерные гонорары, зато я получила гораздо больше – любовь и признание зрителей. А это дорогого стоит.
В 1980-90-е мне посчастливилось сниматься у известных режиссеров. Начинала у Юрия Ткаченко в «Вечерах на хуторе ...» 16-летней девочкой. Приятные воспоминания о съемках у Тимофея Левчука на студии Довженко в фильме «Розы для маэстро», где играла Настеньку, первую любовь Николая Лысенко. Снималась также у Юрия Ильенко в «Соломенные колокола». А как не вспомнить фильмы «Карпатське золото», где партнерами были Константин Степанков и Иван Гаврилюк. Фильм снимали в 90-м году, а темой кино было противостояние НКВД и УПА. Актуально сегодня, как никогда. Тогда фигура режиссера была очень весомой и определяющей. Это сегодня кинопроцессом управляют продюсеры, а миссия режиссера иногда сводится к командам «Мотор, камера, начали» и «Стоп». Обидно. Сегодня, слава Богу, в этом океане сериалов всплывают наконец режиссеры личности! Это дает надежду, что украинское кино начинает оживать.

На протяжении многих лет Вы работали в академическом театре, расскажите немного о том периоде вашей карьеры?
Академическому театру я отдала 20 лучших лет. Есть что вспомнить и, как говорится, внукам рассказать. Впоследствии в моей жизни появился антрепризный театр, он меня вдохновлял, поддерживал морально и финансово. Я работала в более чем семи спектаклях с громкими названиями. В 90-е мы и не мечтали о таком свободном театральном формате. Сочетать мою деятельность на ТВ, в кино и театре было довольно сложно, постоянно возникали конфликты, но я крутилась, как настоящая артистка, которая хотела все понять.

А как вы переживали изменения в стране? Легко ли было Вам как актрисе?
Сколько изменений мы пережили, смены руководителей в стране... И всегда была надежда, что с каждым новым избранием лидера мы наконец заживем. Но так не происходило. Это очень интересная тема политических коллизий.
К преодолению коррупции во всех сферах нам еще очень далеко, но надежду, опять же, не теряем, потому что мы, украинцы, действительно любим свою родную, многострадальную страну в отличие от наших чиновников, которые приходят на должности, чтобы потреблять, обогащаться, а не по-настоящему возрождать ее. Наша страна имеет все, чтобы стать действительно мощным государством на мировом рынке. Во время гастролей в дороге всегда любуюсь красотой и богатством нашей земли, и так хочется все это сохранить для следующих поколений.

Поговорим о ваших ролях, кого вам играть сложнее – добропорядочную даму из сериала «Крепостная» или стерву, как в «Гречанке»?
Оба амплуа хороши. Отрицательные стервы более сексуальны и привлекательны, а роли добрых женщин хороши тем, что ты можешь показать драматизм и глубину. Я долгое время была больше востребована именно в жанре стервы, волевой женщины со стальным характером. Сейчас я тоже получаю такие роли, но, слава Богу, видят меня теперь и в драматическом амплуа. Это зрелые женщины, мамы, порой бабушки –
никуда от этого не деться (прим.авт. – смеется). И в «Крепостной» я даже не могу вам передать, сколько ушло сил и эмоций на эту роль.

Изменилась ли ваша жизнь из-за карантина?
Я выхожу из дверей квартиры, держа в руках дезинфектор. Потом опрыскиваю им все поверхности, с которыми могу соприкасаться, начиная с лифта. В нашем парадном сидит консьержка, которая постоянно обрабатывает лифт, ручки дверей и кварцует холл подъезда. Мы с Виталием передвигаемся исключительно на своей машине – никаких поездов и самолетов.

Тем не менее, во время карантина вам удалось сняться в модном сериале «Чатанутые». Сложно ли работать в новых реалиях?
Да, пришлось осваивать новые онлайн-форматы – съемку и интервью. Когда начался карантин, я вдруг почувствовала, как мне не хватает зрителя, потому что без аплодисментов и сцены не ощущаешь пульса жизни, приятного и пусть даже чуть сумасшедшего, но привычного для каждого артиста – когда ты в работе, на репетициях. Что касается ритма жизни, поначалу казалось, что наконец появилось время, чтобы заняться какими-то домашними делами. Но до полок шкафов руки так и не дошли. Зато мы с мужем посадили рядом с домом несколько кустиков картофеля. Просто ради интереса: вырастет ли во дворе многоэтажки в центре города? Думаю, скоро будем собирать урожай.

юрцентр киев

Разработка, продвижение и маркетинг сайта: Digiflow